Публикации

« Назад

Пасха в Москве XIX века. Впечатления иностранца 18.04.2020 19:11

Шотландский писатель сэр Дональд Маккензи Уоллес по личному приглашению посетил Россию. Он прожил в России с начала 1870 до конца 1875 года. Вернувшись в Британию в 1876 году, опубликовал книгу о своей поездке, выдержавшую не менее десяти изданий и переведенную на множество языков. В его книге есть интересный рассказ о Пасхе в Кремле.

«Это было накануне Пасхи, и я пошёл с приятелем в Кремль, чтобы присутствовать при пасхальных церемониях. Несмотря на то, что шёл сильный дождь, громадная толпа собралась в соборе и вокруг его. Толпа эта состояла из элементов очень разнообразных. Тут был терпеливый мужик, с бородой, в поношенном тулупе; толстый, самодовольный купец в своём длиннополом, чёрном и лоснящемся кафтане; дворянин в модном пальто с зонтиком; плохо одетыя ревматическия старухи, дрожавшия от холода, и молодыя девицы с блестящими глазами, закутанныя в меховыя шубы; седовласые старики с котомкою и посохом странника и шаловливые уличные мальчишки, принявшие в эту минуту неестественно степенное выражение. Всё это терпеливо стояло в ожидании доброй вести: «Христос воскресе!» С приближением полуночи шум голосов постепенно затихал, и когда в 12 часов большой колокол Ивана Великаго загудел своим густым басом, со всех других московских колоколен по этому сигналу вдруг раздался радостный звон.

Так как мои воспоминания несколько туманны и притом церемониал русской церкви всегда казался мне очень сложным, то я не могу подробно описать здесь всё происходившее, но общее впечатление живо осталось в моей памяти. Все держали в руках зажжённыя свечи, и эти тысячи маленьких огней производили оригинальное освещение, сообщавшее соседним зданиям живописный вид, которым они не могут похвастать при дневном свете. Между тем каждый из московских колоколов, – которым имя легион, – казалось, бешено желал заглушить звук своего соседа, причём торжественный «бом» большого колокола над нашими головами оригинальным образом смешивался с тонкими и острыми «тынг-тынг» своих более мелких соперников. Если демоны живут в Москве и не выносят колокольнаго звона, – как обыкновенно предполагают, – то в эту ночь должен был происходить настоящий погром тёмнаго царства, подобный тому, какой описал Мильтон в своей поэме. А в дополнение к этому оглушающему шуму с Тайницкой башни ещё раздавались частые пушечные выстрелы! Я не могу сказать, в какой степени это введение артиллерии в церемонию возбуждало религиозный энтузиазм народа, но оно произвело удивительное влияние на моего русскаго приятеля, бывшаго тут вместе со мною. В его нормальном состоянии это был человек спокойный, преданный науке, сторонник западной цивилизации вообще и Дарвиновской теории в частности и совершенный скептик в деле религии; но влияние всего нас окружавшаго, особенно же пушек, вывело его из философскаго спокойствия. На минуту его православная московская душа пробудилась от своей обычной скептической и космополитической летаргии: перекрестившись несколько раз, – чего я прежде за ним никогда не замечал, – он схватил меня за руку и, указывая на толпу, сказал мне торжественным тоном: «Посмотрите, вот зрелище, котораго вы не увидите нигде, кроме Белокаменной! Не правда ли, русский народ набожен?»

Я ответил односложным согласием на этот неожиданный вопрос и воздержался от смущения новорожденнаго энтузиазма моего друга каким-либо разногласием. Но я должен сознаться, что в моём еретическом мозгу внезапный взрыв оглушающаго шума и ослепляющаго света возбудил скорее воинственныя, чем религиозныя чувства. Я мог на минуту перенестись в старинную Москву и вообразить себе, что народ призывался отражать татарскую орду, уже подступавшую к воротам города.

Я сначала думал остаться до конца службы, чтобы видеть церемонию благословения пасхальных пирогов, которые – с воткнутыми в них зажжёнными свечами – стояли длинными рядами вне собора; но дождь охладил моё любопытство, и я возвратился домой около двух часов ночи. Если бы я остался, то увидел бы ещё другой оригинальный обычай, состоящий в том, что все раздают и принимают братские поцелуи. С тех пор я часто видел этот обычай. Теоретически следовало бы обнимать всех присутствующих и быть обнятым ими, – показывая этим, что все братья во Христе; но утончённость новой жизни ввела в практику нововведения, и теперь большею частью довольствуются таким объятием лишь своих друзей и знакомых. Обычай христосованья более или менее соблюдается всеми классами общества, и его исполняет даже сам Император».

(из главы 26 книги Маккензи Уоллеса «Традиции и быт России глазами иностранца»)


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Школа православной молитвы
Школа православной молитвы

Еженедельные образовательные встречи, позволяющие раскрыть и усвоить суть православного христианства

Калужская Библейская школа
Калужская Библейская школа

Пространство для систематического, результативного изучения Священного Писания с последующей реализацией в повседневной жизни

Калужский антисектантский центр
Калужский антисектантский центр

Оказание консультационной юридической, психологической, духовной помощи людям, пострадавшим от деятельности нетрадиционных религий и сект.

Название

Храм вмч. Георгия Победоносца «за лавками»

Название

Здесь будет расположен блок
для принятия платежей

контакты
Яндекс.Метрика