Публикации

« Назад

Христианин и полководец А.В. Суворов 14.05.2018 16:31

         Суворов - величайший полководец XVIII столетия, христианин, отец солдатам и скромнейший человек. Это был человек, имевший множество титулов, награжден многими высшими российскими и зарубежными орденами за выдающиеся боевые заслуги. А в день 100-летия кончины А. В. Суворов был назван «русским Архистратигом». Как Святой Архистратиг Михаил — вождь воинства Небесного, так и Суворов — вождь воинства земного, всегда ставящий на первое место веру в Бога, которая крепко связывала его с офицерами и солдатами и помогла одерживать блестящие победы над врагами. Во главу угла воспитания и обучения солдат Суворов поставил развитие религиозного и нравственного чувства. Везде и всюду Суворов был среди своих солдат. Последняя рубаха, последний кусок — пополам с ними!

         Суворов обращал внимание на себя не только своей военной репутацией, но и личными особенностями: в первую очередь, странностями и причудами. На него начинали смотреть, как на какую-то загадку. Шла война с турками. Враг был силен. 1 октября (по ст.стилю) на заре турки усилили свой огонь с кораблей и начали подходить к Кинбурнской косе с двух сторон. Суворов, по случаю праздника Покрова Пресвятой Богородицы, вместе со своими офицерами находился в церкви. Прискакал казак и доложил адъютанту Суворова, что турки показались на берегу. Суворов, не покинув обедни, приказал не стрелять и не мешать туркам в высадке. Достоял обедню до конца, и, когда турки были в 200 шагах от крепости, был дан приказ открыть огонь из всех орудий. В ходе битвы Суворов был дважды ранен, но не сомневался в победе, ведь Бог дал ему крепость — Победа была одержана, и в память о ней Суворовым была построена церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Этим полководец выражал свою веру в то, что победа была дарована самой Царицей Небесной.

       А.В. Суворов написал учебник по началам арифметики, солдатский молитвенник и книгу для солдат «Наука побеждать», которую также называют солдатский катехизис. Вот некоторые выдержки из его «катехизиса»:

     «Молись Богу: от Него победа!», а далее приводилась обязательная для каждого воина молитва: "Пресвятая Богородице, спаси нас! Святителю отче Николае Чудотворче, моли Бога о нас!" и пояснялась так: “Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай!" (плодотворность этого совета особенно выразилась в италийскую кампанию, где на 75 убитых врагов приходился убитым только 1 русский солдат);

     «Ученье свет, а неученье тьма. Дело мастера боится; и крестьянин ленив, хлеб не родится. Нам за ученого дают трех неученых; нам мало трех: давай пять, десять! всех побьем, повалим, в полон возьмем»;

     «Неприятель не ждет; поет и веселится; а ты из-за гор высоких, из-за лесов дремучих, чрез топи и болота, пади на него, как снег  на голову. Ура! бей! коли! руби! неприятель вполовину побежден; не давай ему опомниться. Гони, доканчивай! победа наша! У страха глаза велики. Просящего пощады помилуй. Он такой же человек. Лежачего не бьют»; «Жителя не обижай. Он нас поит и кормит. Солдат — не разбойник» (за неисполнение этого правила Суворов строго взыскивал);

     «Короток взмах сабли, короток и штык, а врагу смерть; Божия же помощь быстрее мысли воину доблестному; посему просящаго в бою пощады—помилуй: кто мститель—тот разбойник, а разбойникам Бог не помощник; воину надлежит мощь вражескую сокрушать, а не безоруженных поражать!»;

      «Пуля бьет в полчеловека; стреляй редко, да метко, штыком коли крепко. Пуля обмишулится, штык не обмишулится. Пуля дура, а штык молодец. Трое наскочат одного заколи, другого застрели, третьему штыком карачун. Много наскочат: отскочи шаг, ударь одного, коли другого, стреляй третьего, притисни четвертого! последние — твои. В сражении — картечь на голову! согнись, беги вперед, картечь летит сверх головы. Тогда пушки — твои, люди — твои»;

      «Стой за дом Пресвятой Богородицы. Стой за Матушку Царицу. Убьют, Царство Небесное!».

       Своих генералов Суворов приветствовал: „Бог на помощь!", на что они обыкновенно отвечали: "Помилуй нас Бог!" или „Господи, помилуй!". "Помилуй Бог!" было обычным восклицанием Суворова. 

       Очень интересно как происходил штурм турецкой крепости Измаил в 1790 году.

       Измаильская крепость считалась неприступной турецкой твердыней. Имея в окружности около десяти километров, она с одной своей стороны примыкала к Дунаю, а с другой — была ограждена каменною стеною, земляным валом и глубоким рвом. Уже около двух месяцев русские войска стояли под ее стенами.

      Суворов послал турецкому главнокомандующему письмо с требованием немедленной сдачи Измаила:

      — Даю 24 часа на размышление вам. Первый мой выстрел — неволя. Штурм — смерть. Что выбрать, оставляю вам на рассмотрение.

    — Скорее Дунай остановится в своем течении, и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил, — был ответ турок, уверенных в неприступности своей крепости.

       В тот же день Суворов созвал военный совет, на котором присутствовали Кутузов и Платов — будущие герои войны 1812 года. Младший из присутствовавших, Платов, предложил штурм. Решение было принято единогласно. Воодушевленный решением совета, Суворов поцеловал Платова, перецеловал остальных и воскликнул:

       — Помилуй, Бог, хорошо! Сегодня — молиться, завтра — учиться, послезавтра — победа или смерть!

       Тотчас начались приготовления к приступу. Суворов объехал и осмотрел крепость. Он сам учил солдат, как ставить лестницы, преодолевать рвы и лезть на стены. В 3 часа утра в небо взвилась ракета. Войска шестью колоннами двинулись к Измаилу. Разом со всех стен и валов крепости открылась ужасная пальба. Солдаты под губительным огнем полезли через рвы на турецкие укрепления: кто — по лестницам, кто — втыкая в валы штыки, а кто — подсаживая друг друга на плечи. Турки с бешенством защищались. Кое-где завязывался рукопашный бой. Кровь лилась потоком. В одном месте русские дрогнули, но среди них явился священник с крестом в руке и повел солдат на приступ.

    Кутузов, сражавшийся против вдвое превосходящего неприятеля, послал Суворову донесение, что не может более удержаться. Замечателен был ответ главнокомандующего:

    — Поздравляю вас с назначением комендантом Измаила.

       Кутузов возобновил бой с новою силою, и в 8 часов утра стены крепости были в наших руках. Но за стенами крепости был целый город. Турки сражались ожесточенно. Каждый их дом был маленькой крепостью. Но ничто им не помогло; город был взят. Было убито 26 тысяч турок. С нашей стороны выбыло из строя 10 тысяч человек. Добыча русскому войску досталась несметная, так как все имущество турок из окрестных городов и селений было свезено в Измаил, считавшийся неприступным.

      — Почему, Ваше Сиятельство, вы поздравили меня комендантом, когда крепость еще не была взята? — спросил Кутузов.

     — Суворов знает Кутузова, а Кутузов знает Суворова; Суворов был уверен, что Кутузов будет в Измаиле.

       Взятие Измаила — подвиг неслыханный, не имеющий примера в истории. Сам Суворов впоследствии говорил: «на такой штурм, как Измаильский, можно отважиться только один раз в жизни».

       Добродетельная жизнь Суворова гнала всякое подозрение о неискренности его набожности. Он прибегал регулярно к церковным таинствам, молился, проезжая мимо церкви, клал земные поклоны перед образами, строго держал посты, крестился, входя в комнату, садясь за стол. Во всем житье своем хранил патриархальную простоту старины. Биограф Суворова А. Петрушевский отмечает, что в поклонах его не было никакой утрировки, а выражалось обычное благочестие, его искренняя вера и ревностное исполнение церковных обрядов. Суворов начинал и заканчивал день молитвой. Перед обедом адъютант его читал «Отче наш». Каждый из гостей должен был отвечать: «Аминь». Особую ревность имел полководец к церковной службе: на рассвете всегда шел в церковь, где молился за утреней и обедней; во время службы сам читал Апостола и пел на клиросе. Благочестие его проявлялось и в постоянных заботах о содержании старых и сооружений новых церквей.

     Александр Васильевич был чрезвычайно скромен в своих потребностях, порицал роскошь, указывая на ее растлевающее действие. Екатерина II подарила ему соболью шубу, крытую зеленым бархатом, но он брал ее, только отправляясь во дворец, да и то держал на коленях и надевал лишь выходя из кареты. Нередко Суворов совершал крупное благотворительство, но делал это тайно, скрывая даже от самых близких. Только после смерти его узнавали имя благотворителя, ежегодно присылавшего в Петербургскую городскую тюрьму перед Пасхой по нескольку тысяч рублей на выкуп неимущих должников. Никогда он не отказывался быть ходатаем за несчастных и угнетенных.

         Был такой случай. Генерал-майор Масловский в 1854г. в Пятигорске встретил столетнего солдата, который помнил Суворова. Имя его — Илья Осипович Попадичев. Грудь старика была вся в орденах. Неужели не был этот солдат ранен после таких страшных штурмов? «Мне и самому удивительно, — заметил старик, — покуда мы воевали с Суворовым, я был цел, пули точно боялись меня, а не стало его, и начал прихварывать». С Суворовым солдатам не страшны были ни пули, ни голод, ни холод. Придя к Попадичеву домой, генерал увидел, что ему некому было и обед варить. «Извините, ваше благородие, глупый тот человек, который думает об обеде: «Возверзни печаль твою на Господа и Той тя пропитает», — это в Псалтыри говорится». Генерал подумал: «Вот образец суворовских солдат: была бы чистая совесть, а завтрашний день их не беспокоит. Что ж после этого удивляться, что Суворов с такими солдатами невозможное делал весьма обыкновенным».

      Суворов был непоколебим в своем уповании на Бога. В этом следует искать источник его гениальности как полководца. Например, в 1799 году во время сражения при Треббии (между французской Неаполитанской армией и русско-австрийскими союзными войсками под командованием А.В. Суворова)  в решительный момент, когда никакая тактика не помогала, Суворов, спрыгнув с лошади, пал ниц на землю и в молении к Богу пробыл в таком положении несколько минут, потом быстро дал такие приказания, что французы были побеждены. Французский командующий Этьен Жак Жозеф Александр Макдональд спустя много лет скажет о своём поражении: «Я был молод во время сражения при Треббии. Эта неудача могла бы иметь пагубное влияние на мою карьеру, меня спасло лишь то, что победителем моим был Суворов» (Д.Давыдов. Военные записки).

       Суворов ни одной битвы не начинал и не оканчивал без молитвы. Перед битвою, помолясь Богу и благословив всех, он кратко, но сильно напоминал всем обязанности к Богу, государю и отечеству.Особенной торжественностью отличалось богослужение после победы. Каждую победу, каждую удачу Суворов воспринимал как Божий дар и тотчас спешил в церковь, где на клиросе пел с певчими. По убиенным воинам после сражений служились в присутствии Суворова и всех офицеров панихиды, после которых он в назидание живым нередко говорил краткое слово в память о павших.

        Когда к власти пришел император Павел. Суворов получил отставку. Это все считали невозвратимой утратой, так как имя его уже стало священным для русской армии. Видя для себя закрытой военную деятельность, Суворов решает уединиться в монастыре. «Со стремлением спешу предстать чистою душою пред Престолом Всевышнего», — говорит он в письме, а в другом пишет: «Усмотря приближение моей кончины, готовлюсь я в иноки». — Но наступил 1799 г. — Промысел Божий готовил ему Итальянский поход. Получив указ царя, Суворов стал собираться. О предстоящей поездке он высказался в свойственной ему манере: «Служил за дьяка, пел басом, а теперь поеду петь Марсом» (Марс – римский бог войны – прим.ред.).

       В конце жизни  Александр Васильевич пишет даже «Канон Спасителю и Господу нашему Иисусу Христу», который заканчивает словами: «Се на умоление предлагаю тебе, Господи, Матерь Твою Пречистую и всех от века Тебе угодивших. Молитва их у Тебе много может. Приими ходатайство их за меня недостойного. Не вем уже, что более Тебе изрещи: Твой есмъ аз и спаси мя».

        Перед смертью он пожелал причаститься Святых Христовых Тайн. После исповеди и причастия мысли его приобрели глубокую ясность, и старый полководец задумчиво произнес: «Долго гонялся я за славой - все мечта, покой души — у Престола Всевышнего».

        Суворов умер в 2 часа дня. Похоронили его в Александро-Невской Лавре за левым клиросом. Никто не говорил речей: Суворову они были не нужны. Но все плакали, слушая, как пели придворные певчие 90 псалом Давида, будто написанный для него: «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небесного водворится». На надгробии простая надпись: «Здесь лежит Суворов».

        В одном из следующих номеров, Бог даст, нас ждет статья об интересном распорядке дня А.В. Суворова.

              (составил Д.Ю. Гончаров по А.В. Суворов «Наука побеждаь», С.Вахабов «Суворов-христианин» и др.)


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Школа православной молитвы
Школа православной молитвы

Еженедельные образовательные встречи, позволяющие раскрыть и усвоить суть православного христианства

Калужская Библейская школа
Калужская Библейская школа

Пространство для систематического, результативного изучения Священного Писания с последующей реализацией в повседневной жизни

Калужский антисектантский центр
Калужский антисектантский центр

Оказание консультационной юридической, психологической, духовной помощи людям, пострадавшим от деятельности нетрадиционных религий и сект.

Название

Храм вмч. Георгия Победоносца «за лавками»

Название

Здесь будет расположен блок
для принятия платежей

контакты
Телефон:
Яндекс.Метрика