Публикации

« Назад

Историческое происхождение частей Литургии верных (часть 3) 31.07.2019 16:17

Анафорой (по греч. «возношение») обозначается центральная молитва Божественной Литургии (эту молитву еще называют евхаристический канон); во время анафоры происходит чудо преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы: «молит священник вознести дары, то есть молит освятить их, преложить в самое пренебесное Тело Господне» (св.Николай Кавасила. Изъяснение Божественной Литургии). Акт освящении Святых Даров, или анафорой, является особенной замкнутой частью Литургии, в которой сосредоточена вся суть Евхаристии. Все, что было до этого, являлось только вступлением к анафоре.

Анафора начинается словами «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Святаго Духа, буди со всеми вами» (2Кор.13:13)- это есть не что иное, как распространенная форма древнего приветствия или благожелания «мир всем». Собственно этими и им подобными обращениями начинались, по словам древних писателей, Литургия. По этой примете, несмотря на все позднейшие прибавки, можно определить древнейшую основу и тот пункт, с которого начиналась анафора. Кстати говоря, в ранневизантийском словоупотреблении «проскомидия» означала евхаристическую молитву, а не предварительную подготовку хлеба и вина, как она стала пониматься позже. Это не молитвы приношения Даров в более позднем понимании; нет, это именно молитвы за совершающих анафору, Бога просят сделать их достойными приносить жертву.

После приветствия «Благодать Господа нашего Иисуса Христа...» в древности епископ призывал «Ввысь ум!» Позже стали говорить «Ввысь сердца!» (по церк.-слав. «горе имеем сердца!») Этой формулой пользовались в Иерусалиме во 2-й пол. IV в., а также на Западе. На Востоке какое-то время обе формулы как бы соревновались друг с другом. В Литургии св. Иакова и Литургии сирийских яковитов они объединены: «Ввысь сердца и разум!». В Византии VII в. «сердца» возобладали над «умом».

Далее в нашей литургии священник возглашает «Благодарим Господа!» и начинает возносить тайную молитву, а хор в это время поет: «Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну, и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней». Но в древности народ на возглашение священника «Благодарим Господа!» отвечал кратко: «Достойно и праведно» без дальнейших слов (также же сейчас это сохранилось у старообрядцев). По крайней мере, ни в одном из древних литургических списков не приводится полной формулы, как он читается в теперешнем служебнике, по которому совершают современную Литургию. Как пишет литургист А.П. Голубцов, эта современная прибавка не совсем уместна здесь. Молитвы и возглашения анафоры относятся к Богу Отцу, как принимающему жертву, совершителем которой является Сын Божий. Возглас «Благодарим Господа» соответственно относится к Богу Отцу, а потому, отвечая на него словами «Достойно и праведно», древние христиане лишь подтверждали слова благодарения. Далее в первой тайной молитве священник говорил: «Достойно и праведно Тебя воспевать, Тебя благословлять, Тебя восхвалять, Тебя благодарить, Тебе поклоняться, неизреченный Боже, Отец единородного Сына». Но в современной Литургии Иоанна Златоуста приводится здесь благодарение еще ко Христу и Духу Святому, но древние Литургии такого тринитарного оттенка не имеют. Содержание евхаристической молитвы обращено к Богу Отцу, а о Сыне Божием упоминается, как о посредствующем Лице, через Которого мы возносим свои молитвы.

Подобное же добавление должно отметить и в следующем гимне: «свят, свят, свят Господь Бог Саваоф». В древних Литургиях как и в Литургии времен Иоанна Златоуста слов «Осанна в вышних! Благословен Грядый во имя Господне! Осанна в вышних!» не было, т.к. это уже более поздняя вставка. Этими словами нарушается целостность евхаристического канона, и опускается из вида прямое отношение этого гимна к словам священника, вспоминающего херувимское славословие. В этом прибавлении, также как и в предшествующем, примешалось позднейшее понимание молитвы канона в отношении ко всем Лицам Святой Троицы, чего по общему строю канона допустить и по его идее нельзя. «Осанна в вышних» - это обращение ко Христу и с херувимским славословием («свят, свят, свят») связывается лишь искусственным образом.

Интересно, что возглас «Твоя от Твоих Тебе приносяще, о всех и за вся!», по всей видимости, является перефразированием слов царя Соломона: «Господи Боже наш! все это множество, которое приготовили мы для построения дома Тебе, святому имени Твоему, от руки Твоей оно, и все Твое» (1Пар.29:16).

Читались ли молитвы анафоры (мы сейчас их называем тайными) вслух? В первые века христианской истории вообще всё читалось вслух, ибо люди просто не умели читать «про себя». В Деяниях Апостолов Филипп слышит, как эфиопский евнух читает книгу пророка Исайи в своей колеснице (Деян.8:30). Как бы он иначе узнал об этом, если бы тот не читал вслух? Первое упоминание о новом, диковинном способе чтения вслух зафиксировано в словах Августина о свт.Амвросии Медиоланском: «Когда тот читал, его глаза пробегали по странице, а сердце отыскивало смысл, но его голос не звучал, и язык был нем… мы находим его читающим так в безмолвии, поскольку он никогда не читает вслух». Это свидетельство относится к 383 г., и здесь речь идет о приватном, а не о литургическом чтении. О гласном чтении т.н. тайных молитв ярко свидетельствует сам свт.Иоанн Златоуст: «Мы видим, что народ много участвует в молитве – во время страшных Таинств священник говорит от лица народа, а народ говорит от лица священства, как видим из слов «и со духом твоим». Молитва благодарения – это, опять же, общая молитва, возносимая священником и всем народом. Священник начинает, люди присоединяются к нему, говоря, что «благо и право хвалить Господа», – это начало благодарения. Почему же вас удивляет, что народ соединяет свой голос с голосом священника? Разве вы не знаете, что эти святые песнопения достигают небес, где они соединяются с песнями ангелов, херувимов и небесных праведников?» (Беседа 18, 1-е Послание Коринфянам).

Однако тайное чтение литургических молитв появляется уже в эпоху окончания поздней античности. В 565 г. 167-я новелла императора Юстиниана повелевает, чтобы священники читали молитву анафоры «не неслышно, но в полный голос, чтобы они были слышны верными, что побуждало бы души слышащих к большему благоговению и возвышало бы их к похвале Господа Бога». Юстиниан стремился не допустить нововведения, которое он справедливо считал вредным. Попытка не удалась, и неудача эта открыла дорогу фундаментальным изменениям не только в литургической практике, но и в народном благочестии, связанном с Евхаристией. Как пишет английский литургист Хью Уайбру: «начиная с последних десятилетий VI в. главнейшую молитву Божественной Литургии уже больше не слышало и, следовательно, не знало подавляющее большинство византийских христиан, у которых не было служебников, где бы они могли хотя бы прочесть то, чего не могли услышать. Вряд ли какое-либо иное нововведение несло в себе так много и имело столь далеко идущие последствия. Основная, центральная молитва Литургии стала молитвой для одного духовенства, для тех, кто приближен к алтарю настолько, чтобы ее услышать. Миряне же оказались исключены из общего благодарения и приношения. Процесс клерикализации Литургии, и без того весьма заметный, получил новый мощный импульс». Однако неверно думать, считает американский литургист Роберт Тафт, что в прошлом молитвы читались вслух намеренно, чтобы собравшиеся в храме могли их слышать. В константинопольских базиликах при большом стечении народа молящиеся вряд ли могли расслышать слова анафоры, если они читались и вслух, но не намеренно громко. Разумеется, эти свидетельства никак не отменяют пастырской потребности читать анафору вслух сегодня, в пользу чего свидетельствует и греческое движение Колливадов XVIII века, и многие православные богословы ХХ века, и сам Роберт Тафт: «Так как Литургия совершается для всех, а не только для клириков, все крещёные имеют право слышать и молитвенно повторять святые слова Литургии». Кстати говоря, первое дошедшее до нас упоминание о тайном чтении евхаристических молитв анафоры содержится в Литургических проповедях Нарсая. Это был ведущий несторианский учитель, 20 лет преподававший в Эдессе. Из приводимого им описания чина божественной литургии Восточной Сирии становится очевидным, что там большую часть Анафоры священники читали беззвучно.

В молитве анафоры есть часть, которая называется эпиклеза. Суть эпиклезы заключается в молитве Богу о преложении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы. Первая часть эпиклезы в Литургии Иоанна Златоуста звучит так:

Священник: Ещё приносим Тебе это словесное и бескровное служение, и просим Тебя, и молим, и умоляем: ниспошли Духа Твоего Святого на нас и на эти предлежащие Дары.

Господи, Пресвятого Твоего Духа в третий час Апостолам Твоим ниспославший, Его, Благой, не отними от нас, но обнови в нас, молящих Тебя.

Диакон: Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и Дух Правый обнови внутри меня.

Снова священник: Господи, Пресвятого Твоего Духа…

Диакон: Не отринь меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня.

И снова священник: Господи, Пресвятого Твоего Духа:

Далее диакон просит, чтобы священник благословил Святые Дары.

Как мы видим в эпиклезе присутствует тропарь третьего часа «Господи, Пресвятого Твоего Духа в третий час…» Это поздняя литургическая вставка, которой нет в Греческой Церкви. Этот тропарь где-то примерно в XII-XIII вв. русские вставили в эпиклезу с полемическим намерением, чтобы ярче подчеркнуть православный взгляд на эпиклезу в пику латинскому. Дело в том, что в латинской мессе отсутствует призвание Духа Святого на Святые Дары. Латиняне считают, что превращение Святых Даров в Тело и Кровь Христову происходит в момент произнесения священником установительных слов Христа о Хлебе и Чаше. И чтобы еще больше подчеркнуть, что для совершения Таинства нужно призывание Духа Святого, русские добавили этот тропарь. Вместе с тем, этот тропарь вновь противоречить строю анфоры, т.к. молитвы анафоры обращены к Богу Отцу, а тропарь третьего часа обращен ко Христу. Греки отвергли эту литургическую реформу, a у нас она, как пишет литургист архим. Киприан Керн, в сущности, никогда даже и не была предметом серьезной литургико-богословской полемики и обсуждения. Греки же не были столь легковерны, как славянские литургисты, и быстро сообразили, что это нововведение богословски и литургически безграмотно, и довольно быстро отвергли эту практику. Греки, в частности, говорили, что ни в одном из старых кодексов Литургий святого Василия или Златоуста вплоть до XV или даже XVI в. этот тропарь не полагалось читать.

После заключительного благословения анафоры в древности, вероятно, следовала просительная ектения, состоявшая из трех или пяти молитвенных обращений с просьбой о том, чтобы человеколюбивый Господь, приняв принесенные Дары в Свой небесный жертвенник, ниспослал собравшимся в ответ благодать и дар Духа Святого. Мы знаем, что сейчас среди прошений просительной ектении есть такое «ангела мира, верного наставника, хранителя душ и тел наших у Господа просим». Эта просьба об «ангеле мира» уже была в конце IV в. при Иоанне Златоусте. Связано это было с тем, что некоторые верующие уже стали покидать Литургию, не причащаясь.

(составил Д.Ю. Гончаров)


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Школа православной молитвы
Школа православной молитвы

Еженедельные образовательные встречи, позволяющие раскрыть и усвоить суть православного христианства

Калужская Библейская школа
Калужская Библейская школа

Пространство для систематического, результативного изучения Священного Писания с последующей реализацией в повседневной жизни

Калужский антисектантский центр
Калужский антисектантский центр

Оказание консультационной юридической, психологической, духовной помощи людям, пострадавшим от деятельности нетрадиционных религий и сект.

Название

Храм вмч. Георгия Победоносца «за лавками»

Название

Здесь будет расположен блок
для принятия платежей

контакты
Телефон:
Яндекс.Метрика