Публикации

« Назад

Историческое происхождение частей Литургии верных (часть 1) 16.07.2019 18:38

Конец Литургии оглашенных  в древности был обставлен гораздо полнее, нежели теперь. Надобно заметить, что в Древней Церкви оглашенные разделялись на несколько классов, не имевших права присутствовать на Литургии верных. Это были оглашенные в собственном смысле, находившиеся на первой ступени приготовления к христианству, потом - одержимые нечистыми духами, далее - готовящиеся ко Крещению, и, наконец, кающиеся, т.е. те, которые за тяжкие грехи низведены были на степень оглашенных (кающиеся делились, в свою очередь, на четыре разряда). Bcе эти лица, размещавшиеся по особенным группам, каждая из которых имела особенное место, призывались диаконом к молитве и, повергаясь ниц, молились вместе с верными словами молитвы, произносимой диаконом. Потом они получали - каждая группа отдельно – особенное благословение священника, слушали особую молитву и выходили из церкви.

        Начальные действия Литургии верных в Древней Церкви представляют собой действия направленные к установлению порядка и дисциплины между присутствующими. Первые обращения к ним диакона имели цель сохранить недоступность этой части для непосвященных и недостойных, и установить порядок между самими верными. «Да никто от оглашенных, да никто от непосвященных и не могущих молиться вместе с нами! Познайте друт друга!» –  вот какими напоминаниями начиналась эта часть Литургии.

       Итак, при начале Литургии верных в храме оставались только верные христиане, которые могли участвовать в священнодействиях таинства Трапезы Господней и причаститься Тела и Крови Господа Иисуса Христа. Они молились об империи, о Церкви, простирающейся до края земли, о мире, о страждущих. Такие прошения упоминает Иоанн Златоуст (вторая половина IV в.), но в реальности, конечно, их могло быть больше. На каждое прошение народ отвечал пением «Господи, помилуй». Такая последовательность прошений, перемежающихся с пением «Господи, помилуй» знакома нам как Великая, или Мирная ектения, которая в современном чине византийской Литургии стоит в самом начале службы. Однако ее настоящее место – именно здесь, не только по исторической причине, но и потому, что сначала надо выслушать то, что говорит нам Бог (в Писании), а уж затем обращаться к Нему со своими просьбами. И современный чин Литургии содержит на данном месте сильно укороченный рудиментарный вариант мирной ектении и называется Молитвы верных.

       Вслед за этим следовало второе благословение словами «Мир всем» и призыв приветствовать друг друга святым лобзанием. Свт.Иоанн Златоуст в Беседе 18 на 2 послание к Коринфянам рассказывал: «Когда опять наступает время преподания и взаимного принятия мира, все равно друг друга лобзаем». Поцелуй мира – один из древнейших христианских литургических обрядов. Поцелуй мира первоначально не был связан с Евхаристией и рассматривался как знак братской любви, запечатлевающий христианское богослужение. Впоследствии поцелуй мира занял место между Великим входом и Анафорой (когда поют «Достойно и праведно…»), но мы не знаем точно, произошло ли это до Златоуста (вторая половина IVв.) или после – по той простой причине, что свт.Иоанн в своих проповедях вовсе не упоминает перенесения даров (который сейчас происходит на Великом входе)! В его времена перенесение даров на престол было рядовым действием, не сопровождавшимся всеми теми священнодействиями, которые сейчас составляют великолепный чин Великого входа. Во времена Златоуста перенос даров проходил незаметно и не был обставлен никакими обрядами. А сегодня в сознании многих верующих время пения Херувимской песни представляется важнейшей частью Литургии, более значимой, чем Анафора, из которой они слышат лишь отрывочные возгласы.

         Итак, подошло время Евхаристии. Для того, чтобы начать эту часть службы, надо подготовить дары – хлеб и вино. Вероятнее всего, во времена Златоуста их еще приносили в храм прихожане и оставляли в специально отведенном для этого месте. Точно известно, что в храме Софии Константинопольской для этого предназначалось небольшая круглая пристройка в северо-восточной части собора, известная как сосудохранилище. Там хранились священные сосуды для богослужения – чаши и дискосы. В соответствующий момент службы сюда входили диаконы, выбирали лучшее вино и хлебы для Евхаристии и вносили их в церковное собрание, где полагали на престол.

         В 573 г. была введена Херувимская песнь в богослужение императором Юстином II. Было велено петь ее при переносе даров из сосудохранилища на престол. Тогда же было постановлено петь в Великий четверг гимн «Вечери твоей тайной». Почти доподлинно известно, что Херувимскую песнь внедряли как рефрен к псалму с присовокуплением аллилуйя, которую пели и раньше. В Константинопольском храме Святой Софии торжественное перенесение даров занимало довольно много времени, при такой большой масштабности храма, поэтому введение в обиход Херувимской вполне оправданно и даже необходимо. Пока диаконы с приличествующей случаю торжественностью вносили хлеб и вино, епископ готовился их принять. Вероятно, именно во время этой процессии он, а с ним — и пресвитеры, омывали руки в знак символического очищения и тихо молились, приготовляясь к Анафоре. Если на Литургии официально присутствовал император, он встречал процессию с дарами у входа на солею, сопровождал ее до царских врат, расположенных посредине алтарной преграды, и возвращался на свое место.

       Итак, там, где у нас сейчас звучит пение Херувимской и Великий вход в древности диаконы приносили из сосудохранилища дары и совершалась проскомидия. И в современном обряде Великого входа мы видим следы древней проскомидии. Эти следы усматриваются:

а) в поминовении живых во время Великого входа,

б) в принятии архиереем даров пред царским вратами (т.е. он не сам идет за дарами, а принимает их, как это делал древний епископ, когда ему несли дары из сосудохранилища),

в) в содержании молитвы приношения, которую читает архиерей.

Первая черта понятна сама собою. В Древней Церкви имена приносителей даров произносились всенародно при поставлении их на престол. Но т.к. византийские цари и члены царствующего дома, присутствуя на Литургии, не только приносили от себя дары, но и даже пользовались особенным правом приносить их на алтарь самолично, то естественно, что между первыми именами в списках имён, поминаемых в церкви, стояли имена императоров и членов царской семьи. Таким образом, отсюда происхождение обычая поминать на Великом входе царствующий дом, епископа и всех православных христиан.

        В современном чине Литургии, после того как совершены молитвы приношения, после постановки даров на престол, иерей ниспосылает всем молящимся в храме мир, а затем звучит диаконский призыв: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы» (в древних списках Литургии Иоанна Златоуста слова «да единомыслием  исповемы» отсутвуют, т.к. эти слова уже добавлены позже, когда вставили в Литургию чтение Символа веры). Возглас этот ни что иное, как переработанная форма более древнего и прямого обращения: «Целуйте друг друга лобзанием святым». К этой же цели был направлен возглас диакона в Древней Церкви при начале Литургии верных: «Познайте друт друга! Да никто от неверных!» При малочисленности первохристанской общины, собравшиеся легко узнавали друг друга и одним осмотром присутствующих могли убедиться, что никого из посторонних не осталось в Церкви, что на лицо одни лишь верные. Между этими последними и происходит тот обмен благожеланиями, взаимности и любви, который выражался в поцелуе мира.

        В раннехристианской Церкви поцелуй был существенным элементом христианского богослужения. Иустин Мученик (ок. 150 г.) писал: «Кончив молиться, мы начинаем приветствовать друг друга поцелуем. После этого приносят хлеб и чашу вина» (Апология первая,65). Поцелую предшествовала молитва о даровании мира и подлинной любви, не оскверненной лицемерием и хитростью. Поцелуй был знаком того, что, как говорил свт.Кирилл Иерусалимский, души христиан слились вместе и изгнали из себя всё воспоминания о зле и несправедливости. Поцелуй был знаком того, что все обиды забыты, что все зло прощено, и все участники Трапезы Господней едины в Господе. Свт.Кирилл Иерусалимский (IVв.) описывает это так: «вопиет диакон: обымите «друг друга, и друг друга целуем»: не думай, чтобы сие целование одинаковое было с теми лобзаниями, какие на торжище между приятелями взаимно бывают. Не таково сие лобзание: оно души взаимно соединяет, и между собою совокупляет непамятозлобием. Итак, целование сие знаменует соединение душ и отгнание всякого памятозлобия» (Огласительные получения).

         Исполнение обычая поцелуя (лобзания) мира древнехристианский писатель Тертуллиан (160-220гг.) считал столь необходимым, что он даже порицал тех, кто под предлогом поста отказывался от исполнения этого обычая. В книге «О молитве» (18 глава) он рассуждает об этом так: «Вторгся уже и другой обычай, именно постящиеся, по окончании молитвы с братьями, воздерживаются от лобзания мира, которое является запечатлением молитвы. Но когда же более должен быть обнаружен мир с братьями, как не в то время, когда молитва сильнее восходит… Какая молитва, при отречении от святого лобзания, может быть чистою? Кому, исполняющему служение Господу, поставляет какое-либо препятствие мир? Каково жертвоприношение, от которого возвращаются без мира? Каково бы ни было дело (пощения), ничего не может быть лучше соблюдения заповеди, которою мы обязываемся сохранять наше пощение в тайне (Мф 6.17–18). А вследствие воздержания от лобзания вас узнают, как постящихся. Но каково бы ни было основание, – чтобы не явиться тебе повинным в нарушении указанной заповеди, ты можешь воздерживаться от лобзания мира среди домашних, где не требуется скрывать своего пощения. Где же, в ином месте, ты можешь сокрыть свое дело (пощения), ты должен помнить о заповеди: так останешься верным и общественной дисциплине, и домашнему обычаю».

        Поцелуй мира – это прекрасный обычай, и Церковь, желая сохранить его, боролась с его злоупотреблениями. Афинагор (II в.) настаивал на том, что этими поцелуями должно обмениваться с крайней осторожностью, потому что «если в них будет мельчайшая примесь скверны, мы лишимся жизни вечной» (Прошение о христианах, 32). Ориген (нач. III в.) настаивал на том, что поцелуй мира «должен быть святым, целомудренным и чистым», а не подобным поцелую Иуды (Комментарий на послание Павла к Римлянам, 10,33). Климент Александрийский (кон. II в.) осуждает бессовестное злоупотребление поцелуем, который должен быть таинством, а вместо этого поцелуем «определенные люди вносят в церковь нездоровый элемент и дают повод для грязных подозрений и дурных разговоров» (Педагог, 3,11), также он говорил, что целование мира должно быть скромным и при устах сомкнутых. Тем ни менее, несмотря на усилия многих Отцов Церкви, святое целование не сохранилось, а постепенно прекратило свое существование. При первоначальной простоте нравов и взаимных отношений между христианами, обычай поцелуя мира соблюдался между лицами различных полов. К четвертому столетию поцелуями могли обмениваться только люди одного пола - священники приветствовали епископа, мужчины мужчин, женщины женщин. Но во время Тертуллиана (в начале III в.) было свободнее в этом отношении. Познавая неудобства брачных союзов между христианскими женщинами и язычниками, Тертуллиан между прочим, говорит: «какой муж, будучи язычником отпустит свою жену на ночные собрания для молитвы? Допустит ли он, чтобы жена его получила поцелуй от кого-либо из братьев?» (К жене, книга вторая). Этот обычай тогдашней церковной практики соблазнял язычников, смотревших на этот обычай со своей точки зрения.

       Задаваясь вопросом о причине отмирания этого обычая, можно привести только один довод - это изменение культуры. Сейчас целование между взрослыми воспринимается исключительно как проявление эротических чувств. Христиане не могут в этом смысле изменить современную культуру, больше она меняет верующих.

       (составил Д.Ю. Гончаров)


Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


Школа православной молитвы
Школа православной молитвы

Еженедельные образовательные встречи, позволяющие раскрыть и усвоить суть православного христианства

Калужская Библейская школа
Калужская Библейская школа

Пространство для систематического, результативного изучения Священного Писания с последующей реализацией в повседневной жизни

Калужский антисектантский центр
Калужский антисектантский центр

Оказание консультационной юридической, психологической, духовной помощи людям, пострадавшим от деятельности нетрадиционных религий и сект.

Название

Храм вмч. Георгия Победоносца «за лавками»

Название

Здесь будет расположен блок
для принятия платежей

контакты
Яндекс.Метрика